Интернет-магазин
+7 (800) 707-36-21
+7 (495) 177-27-54
Центральный офис +7 (495) 744-70-42

Дизайнер MOBILCLAN о России, Италии, красоте и бизнесе

Уже больше 20 лет Маурицио Фрецца одну половину своего времени проводит в Италии, а другую – в России. На родине он руководит предприятием, изготавливающим мебель на заказ, а у нас представляет несколько итальянских компаний. Сказать, что синьор Маурицио интересный собеседник – значит не сказать ничего. За годы работы он не только постиг все тонкости дизайна интерьеров и мебельного бизнеса, но и самостоятельно освоил русский. Мы говорим без переводчика.

– Я начал заниматься дизайном 40 лет назад. 20 лет проработал в Милане, а затем одна из итальянских фабрик, производивших мебель для офисов, попросила помочь ей с развитием, став ее представителем в России. Так я пришел в продажи. Можно сказать, начал осваивать новую профессию. Сейчас я занимаюсь и дизайном – у меня в Италии бюро проектирования – и продажами, представляя в Москве итальянские фабрики, выпускающие мебель для дома и офиса, – в частности, MOBILCLAN.

– Вы впервые приехали в Россию в девяностых. Что вы увидели?
– О, это был совсем другой город! Витрины были только в аптеках. С тех пор изменилось очень многое, и так быстро, что я даже не ожидал. Это русский подход – делать все быстро-быстро. Не зря говорят, что русские долго запрягают, но быстро едут.

– Как вам удается жить, что называется, на две страны? Это, наверное, трудно?
– Две недели я провожу здесь, а две в Италии. На самом деле нет, не трудно. Происходит своеобразная взаимная компенсация. Здесь дела, а там моя семья – жена и дети. Правда, в то же время, в Италии всегда есть вопросы, которые надо решать лично, а в Москве у меня много сотрудников, и здесь в этом плане проще.

– Это правда, что вы не взяли ни одного урока русского языка?
– Да, я никогда не изучал русский специально. Со временем я сам заговорил на нем, общаясь с российскими партнерами. Я не умею писать по-русски, но читаю. Я не изучал грамматику: друзья сказали, что не надо, а то голова будет квадратная. Кстати, мои российские сотрудники очень хорошо освоили итальянский – таким же способом. Должен отметить, что русские быстрее изучают иностранные языки, чем итальянцы. Думаю, эта разница объясняется школьной системой.

– Отношение к дизайнеру в Италии и России отличается?
– Безусловно. И главная разница заключается в том, что, в Италии дизайнеру полностью доверяют как специалисту, полагаясь на его вкус. Конечно, заказчики выбирают, то, что им нравится, из предложенных тобой идей, но ты работаешь именно как руководитель проекта, как создатель всего интерьера. Русские же клиенты зачастую не слушают советов и полностью полагаются на собственный вкус, и результат получается не лучший, потому что они не профессионалы. Это просто два разных отношения к
дизайнеру. Для русских клиентов архитектор – это человек, который рисует на бумаге черные линии с размерами для строителей, и только предлагает какие-то решения для оформления интерьера, а у итальянцев он создает интерьер полностью. И это правильно – профессионал не может ошибаться больше, чем любитель. Впрочем, 20 лет назад в России просто не существовало такой профессии – дизайнер интерьеров, и только сейчас начинает намечаться спрос на этих специалистов. Только теперь начали появляться клиенты, готовые дать карт-бланш дизайнеру – или потому что доверяют, или потому что очень заняты. Но, к сожалению, таких заказчиков пока очень мало.

– А чем отличаются вкусовые предпочтения россиян и итальянцев?
– В Италии сейчас востребован минимализм, в моде мебель без ручек, без ножек... Кстати, когда я 25 лет назад предложил клиентам фиксировать ее на стенах, они сказали, что я сумасшедший. Но я возразил, что это красиво, и у меня дома мебель без ножек, закрепленная именно так. А теперь это тренд и даже норма. К тому же, новые технологии позволяют воплощать в жизнь такие решения, о которых раньше можно было только мечтать. Например, покрывать мебель ламинатом с изображением – скажем,
с цветочками. Это важно – держать руку на пульсе и предлагать клиентам свежие, инновационные решения. В России же востребована классика. Вы удивитесь, но, если итальянец захочет купить красивую, элегантную классическую кухню, ее придется заказывать в России. Это факт: берешь каталог любой фабрики, производящей кухни для итальянского рынка, и видишь там минималистичные классические фасады – стекло и ручки обычные, никаких пилястр, никаких деталей, все простое. А в России востребованы кухни, в которых много деталей, и это интересней, получается элегантно, красиво, богато. Да, как ни странно это звучит, в Италии не найти такой красивой классической мебели, как в России. В Италии ее можно сделать только по индивидуальному заказу, что обойдется очень дорого. А стандартная фабричная продукция в России более красивая.

– У представителей разных профессий есть свои табу. Например, журналисту ни в коем случае нельзя раскрывать источники информации. А что такое смертный грех дизайнера?
– Их несколько. Лучшие примеры – это «война стилей» или стремление максимально заполнить все пространство. Я был членом жюри на многих конкурсах архитекторов интерьеров – в Перми, Омске, других городах, и видел, что очень часто дизайн-студии создают просто никакие интерьеры, в которых нет общей концепции. Дизайнерам кажется, что мебели в интерьере мало, и они ее добавляют, добавляют и добавляют... Клиент ведь ждет чегото необычного, и они хотят показать очень много этого самого необычного. Зачастую можно видеть и потолок, раскрашенный разными цветами, и пол в три материала, и разноцветные стены, дисгармонирующие друг с другом обои и шторы... Надо уметь делать паузу: если, например, на обоях цветы, шторы должны быть однотонными, чтобы обои и шторы не спорили друг с другом. Если шторы яркие и разных цветов, стены должны быть однотонными. А иной раз видишь самую настоящую войну. Увы, в России этого часто не понимают. Когда одно решение мешает другому – это я называю отсутствием паузы, и я очень часто такое вижу. Дизайнерам надо больше учиться. Они должны понимать, что лучше пусть помещение будет пустым, чем полностью заполненным мебелью. Можно поставить в комнате только диван, кресло и журнальный столик, и это будет смотреться красиво, но можно добавить еще и элементы, из-за которых не останется пустого места, и это будет перебор. Хороший интерьер подразумевает наличие свободного пространства вокруг мебели. Очень важно, чтобы оно оставалось. Можно просто отреставрировать бабушкин диван и поставить его правильно, и это будет смотреться лучше, чем новая мебель, размещенная неправильно. Иногда видишь под отказ забитый мебелью интерьер, и думаешь: «Господи, как так можно? Какой хороший плохой пример!». Именно так бывает, когда дизайнер боится, что клиенту чего-то не хватит, и смешивает разные концепции, а в результате получается настоящий бардак – элементы интерьера «воюют» друг с другом и утомляют глаз. Не стоит и излишне изощряться с формой. Она может быть простой, но при этом очень элегантной.

– Приезжая к нам и проводя презентации для специалистов компании Аметист, вы очень много говорите о технике продаж. Вы где-то этому учились или опираетесь скорее на личный опыт?
– Я опираюсь, прежде всего, на личный опыт, но, конечно, и учусь продажам – это надо делать постоянно. Я окончил специальный курс, много читаю, общаюсь с профессионалами. Помню, еще 15 лет назад я был на конференции американца Роберта Джонсона, которая называлась «Добро пожаловать в кризис». Он рассказывал, что надо делать, чтобы преуспеть в будущем. И все его советы пригодились, я до сих пор их использую сам и рассказываю об этом другим. Я занимаюсь продажами уже сорок лет. Это интересно, потому что позволяет изучать отношения между людьми. По большому счету продажи – это именно отношения. Человек принимает решение о покупке того, что у меня есть, если это его устраивает и он доверяет мне, – это прежде всего. Выберет ли потенциальный клиент твой продукт при прочих равных условиях, в том числе и ценах, зависит от человека напротив него. Иногда он может купить даже чуть-чуть дороже, чем мог бы, – но именно у того, кому доверяет. Продажи идут через отношения: мы продаем не столько товар, сколько сервис и отношение к людям.

– Какие советы можете дать бизнесменам нашей сферы?
– Опять же: очень часто забывают о том, что мы продаем – продукцию или сервис. На самом деле и то, и другое. Точнее сказать, мы продаем продукцию через сер-вис. Продажа – это не просто разовая сделка, это отношения между вами и клиентом. Решение, которое он примет, зависит от того, как с ним общаться. Поэтому, прежде чем ехать на встречу, вы должны ясно понимать ее цель. Если, скажем, надо предложить новое, модное решение, такое, к которому клиенты еще не готовы – тогда можно, например, захватить с собой журнал, в котором показано нечто подобное. Особенно это действует на женщин. Она может посмотреть и решить, что это действительно нужно ей, потому что красиво – «Я не могу без этого!». Еще есть азбучная истина, о которой все же стоит напомнить: продажи сильно зависят от того, насколько ты уверен, насколько веришь в продукт. Все зависит от твоего внутреннего состояния. Конечно, цена важна, но это тоже играет не последнюю роль. Не стоит также забывать, что никогда не надо спорить с клиентом. Если настойчиво пытаться объяснить ему чтото, у него может возникнуть ощущение, что вы, скажем так, не очень высокого мнения о его умственных способностях. Да, вы можете быть триста раз правы, но продажа автоматически отменится. Помните, что клиент всегда прав. Еще один важный момент: находясь в поиске новых клиентов, ни в коем случае нельзя забывать о тех, с кем уже работаешь, потому что это клиенты категории «а». Если они перестанут с тобой работать, вернуть их будет очень трудно. Это ошибка, которую допускают очень часто. Что касается клиентов категории «b», которые покупают лишь иногда, то, для того, чтобы они перешли в категорию постоянных партнеров, надо задаться вопросом, что можно сделать, чтобы изменить положение вещей. Надо понять, что нужно партнеру, чтобы перейти в разряд «а». Клиент сам на это укажет, главное услышать его.

– Как вы считаете, каковы перспективы PROXIMA в России?
– Рынок кухонных фасадов в России очень велик, просто огромен. Особенно классических. Русским классика нравится по двум причинам: первая заключается в том, что интерьеры с деревом по ощущениям более теплые, вторая – в том, что красиво обработанное дерево придаст мебели шика, напомнит об интерьерах царских времен. Состоятельные покупатели хотят показать свой достаток, и такая тенденция продлится еще долго. Кроме того, классические решения, конечно же, гораздо приятнее минималистичных. Итальянские фабрики должны сказать российскому рынку спасибо за то, что он стимулирует придумывать что-то новое, интересное, искать «фишку» для каждой коллекции. Без российского рынка, всегда требующего чего-то нового, они оставались бы такими же, какими были десять лет назад. К счастью, спрос есть, и им приходится создавать необычные ручки, шпон, лак... Стимул дает именно Россия. С каждым годом создаются все более интересные, все более элегантные коллекции. Многие фабрики стали производить мебель в стиле арт-деко, которого в Италии вообще не было. Спрос на классику налицо, так что у PROXIMA отличные перспективы.
Давид Минасянц
Накануне 25-летия АМЕТИСТ и 15-летия VIA FERRATA успешный предприниматель, первопроходец российского бизнеса, говорит об основных вехах деятельности группы компаний и о направлениях развития в ближайшей перспективе. А также о том, почему серьезный бизнес и серые схемы – вещи несовместные, в чем главное предназначение мебельных альянсов и как инвестировать в будущее, нарушая закон Парето и применяя революционные технологии.
Олег Нумеров:  «Вместе мы можем больше!»

В 2017 году Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности отметит свое 20-летие. Эта добровольная, некоммерческая организация консолидирует усилия общества по преодолению кризисных явлений и проблем отрасли. Какие перемены происходят в мебельной сфере благодаря усилиям Ассоциации, узнали из беседы с ее генеральным директором Нумеровым Олегом Николаевичем. 

Александр Кузьмин: «Сознание определяет бытие!»
Генеральный директор компании PERRINO – сам себе гений, человек амбициозный и характерный. Эффективно управляя крупнейшей компанией по производству матрасов и товаров для сна, он доказывает себе и окружающим, что быть создателем успешного бизнеса в России значит масштабно мыслить, интуитивно чувствовать и быть готовым к мгновенным изменениям. «Чем хуже, тем лучше» – таков девиз предпринимателя, который не привык почивать на лаврах и использует любую возможность, чтобы вырасти над собой.
Андрей Елизаров: « RIVAL – достойный конкурент, выдерживающий обязательства»
Фабрика Rival, основанная в 1996 году, входит в десятку крупнейших предприятий мебельного бизнеса и занимает одну из лидирующих позиций среди компаний полного цикла.
«РОНИКОН»: качество и инновации
Владелец одного из крупнейших производств шкафов о развитии, кризисе и перспективах
Франко Бонин: свой успех мы делим  с партнерами
Франко и Луиза Бонин, владельцы и бессменные руководители компании VIBO, посетили в октябре с рабочим визитом офис компании АМЕТИСТ. В напряженном графике переговоров и встреч чета Бонин нашла время пообщаться с редактором и ответить на несколько вопросов.
Итальянская компания Vibo была основана в 1979 году. В настоящее время предприятие известно не только в Италии, но и за ее пределами как один из самых крупных в Европе производителей комплектующих высокого класса для кухонной мебели и шкафов-купе.
Евгений Шаманский: «В бизнесе я делаю ставку на культурное качество!»
Мебельная фабрика «МООН» – это современная компания, оснащенная по последнему слову техники. Модельный ряд предприятия, постоянно обновляемый благодаря собственному конструкторскому бюро, помогает потребителю создать индивидуальное жилое пространство. Руководителем и создателем «МООН» является Евгений Владимирович Шаманский, талантливый предприниматель и обладатель уникального хобби, никак не связанного с мебельной отраслью.