Интернет-магазин
+7 (495) 118-43-86
Центральный офис
+7 (495) 961-35-15

Олег Нумеров: «Вместе мы можем больше!»

В 2017 году Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности отметит свое 20-летие. Эта добровольная, некоммерческая организация консолидирует усилия общества по преодолению кризисных явлений и проблем отрасли. Какие перемены происходят в мебельной сфере благодаря усилиям Ассоциации, узнали из беседы с ее генеральным директором Нумеровым Олегом Николаевичем.

Досье: Олег Николаевич родился и вырос в Москве, окончил МВТУ им. Баумана по специальности «Инженер-механик» и Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР, заслуженный работник лесной промышленности РФ, обладатель ордена «За мужество и верность», ордена Петра Великого I степени.

- Олег Николаевич, насколько востребована деятельность Ассоциации, на ваш взгляд, и какие основные проблемы стоят перед ней в настоящее время?
- Не каждая профессиональная общественная организация может похвастаться тем, что существует на протяжении почти 20-ти лет, а потому это уже событие и подтверждение ее востребованности. За эти годы ассоциация определилась, по каким вопросам она должна работать, в чем помогать отрасли, бизнесу. И главная проблема, я считаю, в том, что мебельная отрасль мало видна государству. Потому что есть группа высокопоставленных чиновников, представителей власти, депутатов, которые себе слабо представляют, что такая отрасль в стране в принципе есть. «Италия, Германия, Китай – а разве мы что-то производим?» – думают они. К сожалению, это можно отнести к недоработкам Ассоциации, которая не смогла популяризировать деятельность отечественного производителя.
  
- На то есть объективные причины?
- Да, и в этом нет никакой сенсации. У Ассоциации нет государственной финансовой поддержки, она существует исключительно на членские взносы. И по большей части предприятия не считают нужным формировать бюджет, который бы работал на пропаганду отечественного мебельщика, на развитие популяризации отрасли в целом. Многие члены Ассоциации, имея колоссальные бюджеты, продвигают собственное имя. Это реальность, и переломить это мировоззрение пока не удалось. Исполнение программы, подкрепленной девизом «Покупайте российское, гарантия профессионалов!», наткнулось на сопротивление самих членов ассоциации, заявивших, что это дорого для них. Еще один нюанс: есть предприятия, которые не являются членами Ассоциации, но пользуются преимуществами, которые она провела в жизнь – по пошлинам, к примеру. Это несправедливо. В общее дело лучше вкладываться вместе и понемногу, чем рассчитывать на то, что крупные предприятия будут решать все вопросы отрасли за свой счет.

- Как осуществляется работа Ассоциации по ключевым направлением сотрудничества с государственными структурами?
- Когда правительством принимается какое-либо решение, мы должны представить интересы нашей промышленности. В стенах Ассоциации готовятся постановления правительства, пишутся нормативные акты. Вы только представьте, в департаменте химико-технологического и лесопромышленного комплекса Минпромторга России всего 3-4 сотрудника – женщины-менеджеры, окончившие экономические факультеты коммерческих институтов. И они де-юре отвечают за всю политику, которую наша страна проводит в этой отрасли. Как же они могут это сделать и какое они могут дать обоснование? Все процессы упрощены, а специалистов, которые освоили бы проблематику в масштабе отрасли, просто нет. Представители госструктуры нас максимально задействуют – напишите, подготовьте, сделайте, хотя мы им не подчиняемся официально. «Срочно в работу!» – под таким грифом получаем практически каждое распоряжение из департамента. И мы стоим на передовых позициях для того, чтобы объединить все предприятия в общих решениях – таможенное урегулирование, техрегулирование, импортозамещение, развитие экспорта.

- Как вы видите поддержку отечественного производителя мебели в рамках Ассоциации?
- Отстаиваем интересы наших производственников для того, чтобы запретить государственным, муниципальным службам и институтам закупать импортную мебель для своих нужд. Подготовка этого постановления правительства – наш вклад в программу импортозамещения. Если мы добьемся принятия этого решения, это будет прорыв. Ведь сегодня для госнужд закупается мебельная продукции на сумму в 35 млрд. Общий объем мебельного производства в России – окола 140 млрд, и мощности предприятий загружены на 60%. Это решение обеспечит дополнительную загрузку мощностей, у людей появятся новые рабочие места, в регионы поступят налоги. Есть силы, которые противодействуют этому процессу, но в целом министерство нас поддерживает. Сейчас готовится пакет документов по этому вопросу. Хроника российской жизни такова, что власть предержащие, особенно на местах, считают нормальным купить кресло в рабочий кабинет за 300 тысяч. Хорошо, если рублей. «Это ведь государственные деньги, а значит, ничьи», – думают они. Есть сила противодействия – ФАС, она четко соблюдает теоретическую часть вопроса, ставя под угрозу предпринимательство в целом. Прецедент, возникший с пошивом одежды для нужд МВД, ФСБ и таможни отечественными текстильными предприятиями, можно назвать показательным. Директорам предприятий по обвинению в картельном сговоре грозит до 20 лет тюрьмы. А за этими руководителями – 5000 женщин, которые могут остаться без работы, если предприятия закроют.

- Какие знаковые решения, проведенные Ассоциацией, можно еще отметить?
- Важнейший документ – подготовленный Ассоциацией технический регламент Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции». В нем приведены технические критерии для определения соответствия стандартам всех видов мебельной продукции, кроме специальной медицинской. С одной стороны, это ключевой документ, который пронизывает все сферы мебельной и деревообрабатывающей промышленности – вопросы контроля таможни, торговли, безопасности мебельной продукции. С другой стороны – это единственный пример действующего регламента в масштабах лесопромышленного комплекса, который существует на данный момент.

- Правительством озвучена программа импортозамещения в стратегических отраслях. Как вы расцениваете этот процесс в мебельном бизнесе?
- Как известно, мебельная отрасль крайне импортозависима, и со всеми экономическими перипетиями, курсом рубля, валютной политикой возникают определенные сложности. У отрасли высокая импортозависимость по комплектующим, фурнитуре, оборудованию. В связи с кризисом слои бедного населения сталкиваются с тем, что априори не могут себе позволить товары длительного пользования, а обеспеченные люди считают, что достойны покупать якобы импортную мебель, которая на 80% таковой не является. То есть они покупают мебель российского производителя, которая в лучшем случае – фасады или интерьерообразующие элементы – закуплены по импорту, а сделана и собрана она в России. Высокая цена порождает иллюзии насчет качества. Они купили более дорогую мебель и считают, что она импортная.

- О каких позитивных результатах импортозамещения можно говорить уже сейчас?
- Основными материалами в производстве отечественной мебели в настоящий момент являются конструкционные материалы – древесные плиты. Поскольку речь идет о массовой мебели, о мебели из массива или с использованием натуральной древесины я не буду говорить. Древесных плит вполне достаточно, они конкурентоспособны по всем параметрам: качественным, экологическим, физико-механическим, эксплуатационным. Эта продукция устраивает производителей любой ценовой категории корпусной мебели. В этом сегменте 95% отечественных плит и только 5% – импорт: ламинированные плиты суперразмеров, с уникальными декорами. Второе – облицовочные пленки на основе бумаги. Созданные мощности и имеющиеся производственный потенциал соответствует импортным аналогам и эффективно используется. В России достаточно компаний, занимающиеся производством бумажных пленок. Полимерные облицовочные пленки завозят из-за границы. Это колоссальная проблема, которая должна решаться на государственном уровне.

- Как обстоят дела с организацией производства мебельной продукции в России?
- Отмечу важность производства отечественной фурнитуры. Мы говорили с фурнитурщиками на тему организации производства в России, однако этот разговор ни к чему не привел. Профессионалы озвучили проблему: у нас нет того металла, который используют крупные, признанные во всем мире европейские производители фурнитуры. Не говоря о гальванике, декоративных элементах Swarowski, для реализации которых требуется дорогостоящее оборудование. Руководители российских предприятий, съездив в Китай 5–7 лет назад и посмотрев на китайского изготовителя европейской фурнитуры, отказывались от мысли производить что-либо у нас. Однако, тогда этот вопрос не стоял так остро, а сейчас другая ситуация. Сегодня в Китае растет уровень заработной платы, уровень жизни, поэтому есть тенденция к уходу иностранных компаний с территории Поднебесной. В этой связи возникают условия для создания этих производств в России на основе лучших технологий, которые отвечают современным требованиям и имеют перспективу развития.

- А что происходит в сфере материалов?
- Ситуация еще более проблематичная. Эпизод со сбитым бомбардировщиком в Турции произвел эффект разорвавшейся бомбы, это стало нокаутом для российских мебельных компаний, которые используют турецкие материалы – ткани и искусственные кожи. Почему так сложно переформатировать ситуацию на взаимодействие с нашими тканевиками? Опыт работы с иностранными компаниями следующий. Российские мебельщики говорят: «Нам нужен уникальный декор из конкретного проспекта, и это должны быть 3000 метров материала, который не появится у других продавцов, плюс нам необходимы 200 метров образцов для тестирования». Все эти условия исполняются зарубежными предприятиями, через 3-4 месяца появляется готовый продукт. А что происходит, когда мы обрашаемся к отечественному производителю? «Какие 200 метров, какие 5000 метров? Мне нужно заправить линию, гнать ее неделю, и я не собираюсь переустанавливать программу. Будьте добры купить у меня 15 000 метров в неделю». Поэтому возникают сложности. Многими российскими компаниями закуплено оборудование для производства тканей – мебельных, декоративных, портьерных, – есть готовность выпускать эти материалы. Однако, к производству материалов для обивки мебели применяются другие, более жесткие требования, чем, к примеру, к производству искусственный кожи для салонов автомобилей, где успешно практикуют российские компании. Кропотливая работа в этом направлении требует времени и желания российских поставщиков.

- Ассоциация предпринимает усилия по налаживанию связей между смежными отраслями?
- Понимая своевременность перемен, в мае мы провели встречу с участием предприятий лакокрасочной отрасли и Ассоциации «Центрлак». Трудно было собрать нашу сторону, потому что мебельщики не верили в то, что отечественная лакокрасочная продукция может соответствовать жестким требованиям, настолько привыкли закупаться за рубежом. Поэтому поначалу они не видели смысла для совместного диалога. Но когда мы все-таки сели за стол переговоров, оказалось, что лакокрасочники эти 25 лет не бездействовали – приобрели оборудование, изучили современные технологии. Есть готовность производить лакокрасочную продукцию по требуемым свойствам и номенклатуре: налажены поставки строителям, автомобилистам, есть готовность поставлять продукцию мебельщикам. По окончанию «круглого стола» директор одного крупного мебельного предприятия отметил, что не ожидал, что встреча будет столь продуктивной.

- Какова роль Ассоциации в этих взаимодействиях?
- Наша главная задача – посадить за стол переговоров производителей, а дальше они предпринимают совместные действия: директор мебельной фабрики должен пригласить специалистов лакокрасочной компании, дать возможность провести испытания для того, чтобы потом сформулировать свои требования, замечания. Приоритетно не просто продать бочку лака, нужно еще предоставить сервис-сопровождение: изучить технологию изготовления лака, ответить на вопросы, которые важны изготовителю мебели, и, может быть, что-то в этом виде продукции доработать. Мы со своей стороны по результатам встречи собрали базу данных закупаемой лакокрасочной продукции и их характеристики: номенклатуру, свойства, параметры, характеристики. Через какое-то время будет ясно, что из этого получится. Это пример конструктивного диалога, который мы начали выстраивать со смежниками.

- Одним из эффективных инструментов продвижения мебельной продукции остается выставочная деятельность. Как проходит работа Ассоциации в этом направлении?
- Российские предприятия охотно участвуют в выставках, но делают это очень избирательно. Со своей стороны мы рекомендуем, советуем, консультируем, приглашаем регионы. Выставочная деятельность тесно взаимосвязана с экспортной политикой. При том, что объявлена государственная политика по поддержке экспорта, зачастую она сводится к бумажной работе по подготовке мероприятий, разработке анкет. Эти бумаги «путешествуют» между Торгово-промышленной палатой, Минпромторгом, Российско-экспортным центром. Не хотим идти по этому пути, потому что являемся практиками. Мы считаем, что самые эффективные действия государства в поддержке отечественного производителя – это не бюрократическая работа, а оказание частичного финансирования при проведении выставок за рубежом. Выставок, где мы хотим участвовать, много, однако финансовые ресурсы ограничены. В этом году мы дали предложения по пяти зарубежным выставкам, в странах, где наши мебельщики готовы начать работу по экспорту на 2017 год. Однако, пока удалось согласовать возможность включения в план только двух. Это ОАЭ (Дубаи) и Германия (Кельн).

- Российские экспоненты имеют успех за рубежом?
- Могу отметить Международную выставку в Дубаи, которая состоялась в мае текущего года. Участвовали пять российских компаний. Мебельная продукция, представленная нашими предприятиями, получила высокую оценку со стороны как местного бизнеса, так и иностранных участников с точки зрения ее конкурентоспособности по цене, качеству и дизайну. От деловых кругов ОАЭ поступило множество предложений, как наладить взаимовыгодное сотрудничество. Важным моментом развития экспорта и ведения бизнеса с торговыми сетями и девелоперами в этом регионе является наличие коммерческой структуры, консолидировано представляющей интересы наших предприятий-экспортеров. Все условия есть для этого: в этой динамично развивающейся стране налогооблажение льготное, лицензия получается однократно на весь срок действия предприятия, нет бюрократической волокиты. Важный момент – российская фирма должна быть зарегестрирована по законам Арабских Эмиратов, и лучше, если она будет с государственным участием. Мы планируем заниматься экспортной деятельностью – к следующей выставке собираемся создать совместную компанию. Предварительные исследования этого мало изученного рынка положительны: там есть крупные фирмы, свободные ниши, к русским предпринимателям относятся позитивно. Также в планах Ассоциации создание отраслевого экспортного центра, который, кроме консультационной деятельности, будет заниматься и практической работой с предприятиями отрасли, развивающими поставки за рубеж. Это коммерческая структура будет непосредственно взаимодействовать с предприятиями-экспортерами по формированию экспортного портфеля, отрабатывать вопросы ценовой политики и качества. Но самое главное предназначение этой структуры – поиск зарубежных покупателей, отработка каналов реализации и выстраивание в целом политики выхода наших предприятий на зарубежные рынки.

- Многие отечественные предприятия и не мечтают об экспорте, ограничиваясь рамками внутреннего потребления?
- Пытаемся донести до сообщества ту мысль, что выжить без освоения новых рынков невозможно. Речевой лейтмотив топ-менеджеров представительных предприятий таков: «Кто нас там ждет? Как мы туда пойдем?» Отвечаю очень просто: «Как вы думаете, Китай здесь кто-нибудь ждал некоторое время назад?» Однако, за 5 лет китайский экспорт в Россию вырос в 10 раз. Они пришли, потеснив и Германию, и Италию на 4-ое и 5-ое место. Это ментальная проблема. Очевидно, что никто никого нигде не ждет, но нужно выходить из зоны комфорта, имея четкое представление о конкурентоспособности российского экспорта. Убежден, что для каждого на западном рынке есть свое место, все зависит от ассортиментной политики. Сразу ничего не получится, нужно много и эффективно работать. Маленькими шажками, поступательно, пробиваться.

- Какие решения на государственном уровне помогут ускорить решение наболевших проблем в лесной и деревообрабатывающей промышленности?
- До тех пор, пока государство не сделает лесную промышленность стратегической, приоритетной отраслью, ничего не выйдет. Правительство предъявляет колоссальные требования к Ассоциации и не дает нам при этом никаких полномочий. Без стратегического планирования от нас, профессиональной некоммерческой общественной организации, не могут быть исполнены по максимуму, как и всех участников лесной и деревообрабатывающей промышленности, пока существует такое положение дел. В Совете Федерации мы имеем серьезные позиции, отстаиваем мнение профессионального сообщества всеми доступными способами. Самое главное: должно прийти осознание, что совместными усилиями всех участников лесной и деревообрабатывающей промышленности можно добиться многого. На смену времени «почтальонов» из министерства обязательно придет время крепких профессионалов, активных предпринимателей, ратующих не только за свое имя, дело, капиталы, но и за судьбу страны.
Давид Минасянц
Накануне 25-летия АМЕТИСТ и 15-летия VIA FERRATA успешный предприниматель, первопроходец российского бизнеса, говорит об основных вехах деятельности группы компаний и о направлениях развития в ближайшей перспективе. А также о том, почему серьезный бизнес и серые схемы – вещи несовместные, в чем главное предназначение мебельных альянсов и как инвестировать в будущее, нарушая закон Парето и применяя революционные технологии.
Александр Кузьмин: «Сознание определяет бытие!»
Генеральный директор компании PERRINO – сам себе гений, человек амбициозный и характерный. Эффективно управляя крупнейшей компанией по производству матрасов и товаров для сна, он доказывает себе и окружающим, что быть создателем успешного бизнеса в России значит масштабно мыслить, интуитивно чувствовать и быть готовым к мгновенным изменениям. «Чем хуже, тем лучше» – таков девиз предпринимателя, который не привык почивать на лаврах и использует любую возможность, чтобы вырасти над собой.
Андрей Елизаров: « RIVAL – достойный конкурент, выдерживающий обязательства»
Фабрика Rival, основанная в 1996 году, входит в десятку крупнейших предприятий мебельного бизнеса и занимает одну из лидирующих позиций среди компаний полного цикла.
«РОНИКОН»: качество и инновации
Владелец одного из крупнейших производств шкафов о развитии, кризисе и перспективах
Франко Бонин: свой успех мы делим  с партнерами
Франко и Луиза Бонин, владельцы и бессменные руководители компании VIBO, посетили в октябре с рабочим визитом офис компании АМЕТИСТ. В напряженном графике переговоров и встреч чета Бонин нашла время пообщаться с редактором и ответить на несколько вопросов.
Итальянская компания Vibo была основана в 1979 году. В настоящее время предприятие известно не только в Италии, но и за ее пределами как один из самых крупных в Европе производителей комплектующих высокого класса для кухонной мебели и шкафов-купе.
Дизайнер MOBILCLAN о России, Италии, красоте и бизнесе
Уже больше 20 лет Маурицио Фрецца одну половину своего времени проводит в Италии, а другую – в России. На родине он руководит предприятием, изготавливающим мебель на заказ, а у нас представляет несколько итальянских компаний. Сказать, что синьор Маурицио интересный собеседник – значит не сказать ничего.
Евгений Шаманский: «В бизнесе я делаю ставку на культурное качество!»
Мебельная фабрика «МООН» – это современная компания, оснащенная по последнему слову техники. Модельный ряд предприятия, постоянно обновляемый благодаря собственному конструкторскому бюро, помогает потребителю создать индивидуальное жилое пространство. Руководителем и создателем «МООН» является Евгений Владимирович Шаманский, талантливый предприниматель и обладатель уникального хобби, никак не связанного с мебельной отраслью.

Корзина
0
0