Интернет-магазин:

8(499) 924-68-97

8(800) 600-10-76

(физические лица)
(звонок бесплатный)

Центральный офис:

8(495) 961-35-15

8(495) 787-54-90

(юридические лица, ИП)

 Оставить отзыв

Шоу-румы:

8(499) 406-05-27 м. Сокол

8(499) 406-05-22 м. Нагатинская

Андрей Холодов: «Умная мебель должна быть доступной!»

Андрей Холодов, продакт-менеджер направления "Комплектующие для мебели" компании Аметист

– Гаджетизация всё сильнее охватывает нашу жизнь, и мебельная отрасль не исключение. Какие устройства сегодня монтируют в мебель?
– На данный момент лидируют зарядные устройства. Первые встраиваемые зарядки появились в ассортименте компании «Аметист» около пяти лет назад. Их популярность легко объяснить: это самый доступный, элементарно интегрирующийся в мебель гаджет. Кроме того, количество носимых гаджетов, требующих подзарядки, растет с каждым годом, поэтому зарядное устройство под рукой – это необходимость, а не роскошь. Размер таких устройств уменьшается, появляются более дешевые варианты, и это способствует их востребованности на массовом рынке. К тому же, зарядные устройства демонстрируются в магазинах IKEA в лампах и столах. Что люди видят, то они и покупают. Многие производители равняются на IKEA, делают запросы по копированию фурнитуры, комплектующих, материалов. Дальше по популярности следуют розетки, кабель-каналы, мультимедийные системы, подстаканники с подогревом. 

Белгород-North-M.jpg
   
 В какую мебель чаще всего встраивают такие гаджеты? И в какие предметы мебели их монтировать проще (или этот производственный процесс не сложный в принципе, для любого вида мебели)?
  – Чаще всего гаджеты встраивают в корпусную офисную мебель: мебель для тренд-зон, коворкингов, колл-центров. Обычный офисный стол оснащен либо кабельным каналом, либо устройством, которое позволяет удобно поставить монитор. А в столах руководителей топовых компаний мы увидим и встроенные спикер-системы, и bluetooth- колонки, и беспроводные зарядки, и индукционные панели с функцией подогрева. В мягкой мебели используются чаще всего зарядные устройства, которые облегчают использование мобильных устройств. Мы видим, что в последнее время становятся популярными акустические системы, совместимые с любыми устройствами. Подстаканники без функции подогрева и зарядки – механические элементы, не связанные с электрикой, и мы относим их к аксессуарам, а не к гаджетам. Есть такая тенденция: покупатель не готов переплачивать большие деньги за одно устройство, встроенное в диван. Это искусственная накрутка от производителя. Добавляя гаджет, который делает мебель уникальной, производители увеличивают стоимость конечного изделия. И она не сопоставима с ценой самого гаджета. Мебель становится в разы дороже, а это отталкивает конечного покупателя.

  – Все подобные тренды приходят к нам из Европы. Насколько активно за рубежом используют мебель с гаджетами? Условно, на Ваш взгляд, какой процент мебели на европейском рынке идёт со встроенными гаджетами?
  – Я отмечу волнообразную тенденцию. В один год производители демонстрируют мебель со встроенными устройствами, а уже через год в Кельне или Познани вы увидите утилитарные модели, в которых не будет ничего лишнего. Скорее всего, это происходит именно потому, что установка гаджета приводит к резкому удорожанию всей конструкции. Интересна сама политика формирования цены: условно говоря, когда гаджет закупается в мебель, себестоимость дивана равна 20 000 рублей. Когда туда ставится гаджет, который по закупке стоит 5 000 рублей, он стоит 25 000 рублей. А дальше идет подсчет конечной стоимости, которая вырастает как минимум на 100%, то есть диван теперь стоит 50 000 руб. Стоимость гаджета таким образом вырастает в разы, мебель становится дороже не на стоимость устройства, а с учетом иллюзорных коэффициентов. Если бы мебельщик и внедряли гаджет в мебель, учитывая только стоимость гаджета и работы по установке, выиграли бы все. Производители выиграли бы в том, что представляют уникальную мебель, которую не перепутаешь ни с чем, а конечный потребитель получил бы особенный продукт. Этим производитель привлекает клиентов. Когда в торговых точках стоят сотни диванов, похожих друг на друга, покупатель теряется и толком не запоминает ни производителя, ни модель мебели. То, что находится на пике моды в Европе, приходит к нам года через два-три. В каком-то смысле мы исполняем просветительскую миссию, когда выводим новые технологии на российский рынок, доказываем их своевременность, боремся за их доступность. Важно показать, что подобные девайсы не должны стоить дорого.
В Европе процент мебели, укомплектованной гаджетами, сопоставим с российскими значениями, и это 10-15 % индивидуальных заказов. В этом году такая тенденция точно сохранится, а в следующем мы попытаемся разрушить стереотип, что уникальная мебель с встроенными гаджетами – это дорого.
Производитель продает, а клиент покупает то, что он когда-то видел. Если этого не сделал производитель, то и конечному потребителю трудно догадаться, что такая мебель возможна. Есть хорошее выражение: «Отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия». Если мы не видим smart-мебели на массовом рынке, это не значит, что ее не, это значит, что пока ее не представили широкому кругу покупателей. Мы стимулируем этот спрос через наших партнеров-производителей. Создаем спрос на рынке, демонстрируя, что гаджеты в мебели не просто могут быть, а должны там быть. Это функция, дизайн, эстетика, лаконизм, доступность. Мы ждем поддержки наших производителей, понимания того, что мебель с гаджетами – это выгодно и интересно. У нас есть партнеры, которые прислушались к нам.
Первый диван с акустическими системами, подзарядками и подстаканниками поставили в Белгороде. Потом был Челябинск, Ульяновск, Омск. Как ни странно, регионы более восприимчивы к переменам. И именно в регионах производители не закладывают суперстоимость для таких диванов. Такая мебель привлекает покупателей. Даже если клиент не купит мебель с гаджетами, он точно запомнит салон, в котором он ее видел и порекомендует друзьям, сам купит здесь еще что-то. 

F019.jpg

 – По Вашему мнению, что следует сделать, чтобы популяризировать среди отечественных мебельщиков применение таких устройств при изготовлении мебели?
  – Нужно создать спрос на рынке. Наша задача – подтолкнуть мебельщиков сделать шаг вперед, чтобы они развивали, модернизировали и делали свой продукт более современным. Удобнее, конечно, продавать то, что пользуется популярностью и идет нарасхват. Но чтобы был спрос, его нужно создать.
Широкой публике неизвестен тот факт, что такая мебель есть. Анализируя результаты наших интернет-маркетинговых исследований, мы поняли что современные покупатели по-прежнему ищут диваны отдельно, а устройства (акустические системы, к примеру) отдельно. И если бы было больше картинок и фото в интернете, фото реальных диванов в салонах, то это изучение глазами привело бы к тому, что у клиента было бы понимание, что можно сделать или купить диван с акустической системой или сделать тумбу, которая «дружит» с компьютером, ноутбуком, рабочим столом и так далее. Эта «фишка» для любой мебели.
Это «фишка» для любой мебели. Сейчас в кухонную мебель интегрируются вытяжки, невидимые варочные панели, подсветки, ионизаторы и другие девайсы. Но это же было не сразу. Кухонщики задумались после того, когда люди начали спрашивать. Стол с акустикой, рабочий стол для ребенка с встроенными зарядными устройствами, тумба с колонками. На рынке недвижимости возрастает ценность микроквартир с продуманной функциональностью. Представьте себе квартиру-студию, в которой каждый сантиметр полезной площади – на вес золота. И если вы купите диван и акустическую систему отдельно, то вам еще придется подыскать какую-то тумбу для этой системы или место на полу. А мягкая мебель с встроенными устройствами позволит эффективно использовать жилое пространство.  

 – Какова в среднем цена таких аксессуаров на рынке? Насколько они удорожают мебель?
  Стоимость аксессуаров – от 500 рублей. Страна-производитель, функционал, комплектность – всё имеет значение. Но такие устройства не поставляется комплектом: вам придется докупить провода, блок питания и прочее. Мы предлагаем комплексное (я называю его «коробочное») решение. В этой коробке есть всё для установки устройства, начиная от инструкции и заканчивая саморезами. Один артикул – полный комплект. Это важно как для производителя, так и для конечного потребителя. Открыл коробку – установил устройство по инструкции – выбросил коробку. На выставке «Мебель 2018» были компании, которые демонстрировали диваны с встроенными устройствами – мультимедийными системами, зарядными устройствами и другими механизмами. Но не было массового эффекта и массового позиционирования. Это единичные диваны у очень небольшого количества производителей. К сожалению, мало кто доносил до гостей уникальность этого продукта. В большей степени это был лишь дополнительный элемент для эффектной презентации.   

эгоист Омск Дивайн.JPG 

 – Какая страна активнее всего производит такие аксессуары?
Лидирует Китай. Все разработки ведутся в странах-флагманах финтеха: это Корея, Япония, Америка. Но все устройства производятся потом в Китае. Все технологии копируются в Китае и с каждым годом становятся дешевле. Производителей аксессуаров и гаджетов, которых мы видим на китайских выставках, становится всё больше. Европейские разработки – китайское производство. Мы столкнулись с тем, что акустическая система стоит, к примеру, 20 000 рублей, а китайские производители могут предложить за 8 000 рублей (условно), и она не будет хуже. Функционал растет от года к году. И китайские производители подтягиваются к европейским лидерам по качеству, дизайну, вариантам исполнения.

– Наши мебельщики только импортирует подобные элементы? Производят ли такие гаджеты в России?
  Пока нет. Хотелось бы, чтобы у нас были такие производственные мощности. Поэтому мы продолжим сотрудничать с китайскими производителями, которые могут гарантировать оптимальное качество по доступной цене, обладают сертификатами ЕАК (EAC) и большая часть – сертификатами TUV (ТЮФ). Мы сертифицируем свою продукцию, поэтому сомневаться в качестве не приходится.
 
– На Ваш взгляд, на сколько востребована будет такая гаджетизированная мебель у потребителей?
  Нужен спрос. Нужно ее показать. Чем больше она будет представлена, тем лучше. Поколению миллениалов и пост-миллениалов нужна мебель, соответствующая текущей технологичности, а не консервативный объект. Мебель будет стоить чуть дороже, но ее функционал будет качественно другим. В наших домах копится очень много мелочей. Нужно понимать, что каждая купленная вещь через какое-то время становится бесполезной. Покупая готовый продукт с встроенными устройствами, мы экономим полезное пространство. Нет лишних проводов, зарядных устройств, блоков питания, пультов от телевизора, мультимедиа-плееров. Мы приходим таким образом не только к философии скандинавского дизайна, но и в целом к экологической концепции жизни. Функциональная мебель – ничего лишнего в доме! Это универсальная модель. 

DSD_8898-1.jpg

– Возможно, какие-то разработки ещё ведутся в этом направлении. Расскажите о них.
  Каждые пять лет происходит технологический скачок. И эти инновации проще всего отследить по эволюции мобильных устройств. Вспомните, какими были телефоны 5-10 лет назад. И в этом секторе прорывы происходят гораздо чаще, чем раз в пять лет. Следующий шаг – использование индукционных панелей, лазерных проекционных клавиатур в мебели. Мы пока работаем над тем, чтобы сделать электронные устройства для мебели доступными. Новые технологии должен себе позволить каждый.

– По Вашему мнению, через какое время большинство мебели в России снабдят такими аксессуарами?
  Всё зависит от нас – поставщиков, производителей, ретейлеров. Когда-то и автомобиль был роскошью. Если производители переосмыслят свое ценообразование, то такой мебели будет больше. Да, все хотят заработать, но в данном случае нужно подумать о конечном потребителе, поставить себя на его место. Ведь если стоимость дивана будет несоизмеримо высока, то покупателю будет проще купить утилитарный диван и приобрести дополнительное самостоятельное устройство. Но лучше для всех будет, если конечный потребитель сможет купить прогрессивную мебель с нужными устройствами у производителя. Это и будет технологическим рынком на российском мебельном рынке.
 

 Индустрия мебели №5 (24) сентябрь-октябрь 2019

Лариса Леванович: Пространство для развития
23.07.2019

Генеральный директор компании «Аметист» Лариса Леванович убеждена, что огромные резервы для роста и обновления бизнеса скрыты в корпоративной культуре, проверенных практикой управленческих технологиях и... чтении хороших книг.
Андрей Андреев: «Сила компании – в людях!»

Компания Andrea более двадцати лет занимается производством диванов, которые выделяются на фоне привычных моделей российского масс-маркета. Современным дизайн, модульное исполнение, персонализированная функциональность соответствуют текущей технологичности и индивидуальным запросам покупателей.
Как мебельный бизнес менялся в 2018 году и чего ждать от 2019 года?

В течение всего 2018 года усиливалась тенденция омниканальности, развитие взаимодействия онлайн и оффлайн, как пример – повышение мобильного трафика на сайты и снижение органического трафика в магазинах.
Юрий Титов: «Я вижу кухни глазами потребителей!»

Генеральный директор компании «Кухонный двор» превратил производство кухонь в искусство. Профессиональная история в деталях – в интервью с Юрием Титовым, который считает, что в основе личного и делового успеха – постоянное движение, смелость в принятии решений и уверенность в своих силах и в завтрашнем дне.
Елена Хотовицкая: «Я не могу сидеть и ждать!»

В 2018 году фабрике «Добрый стиль» исполняется четверть века. В 2013 году компания, которая была лидером российского мебельного рынка, переживает «клиническую смерть». Мало кто верил, что новым владельцам удастся спасти фабрику. Однако, жизнь «Доброго стиля», начавшаяся после краха, оказалась насыщенной и успешной.
Геннадий Залескин: «Всегда будет то, что можно улучшить!»

Мебельная фабрика O’Prime – динамично развивающаяся компания, которая входит в пятерку лучших производителей мягкой мебели в России. Цифры, которые о многом говорят: 11 лет работы на рынке, 141 фирменный магазин и 11 салонов на стадии открытия. Ежегодно компания выпускает 11 000 диванов. Жители восьмидесяти девяти регионов России и стран ближнего зарубежья используют эксклюзивную мебель O'Prime.  Мы встретились с генеральным директором перспективной компании, чтобы поговорить о факторах успеха и ближайших планах на будущее.
Вера Журавлева

Осень – время активной подготовки к главной для отечественных мебельщиков выставке, открывающей новый деловой сезон и подводящей итоги интенсивной работы в течение года. «Мебель» на Красной Пресне – исключительное мероприятие для всех профессионалов мебельного бизнеса, которое нельзя пропустить.
Давид Минасянц

Накануне 25-летия АМЕТИСТ и 15-летия VIA FERRATA успешный предприниматель, первопроходец российского бизнеса, говорит об основных вехах деятельности группы компаний и о направлениях развития в ближайшей перспективе. А также о том, почему серьезный бизнес и серые схемы – вещи несовместные, в чем главное предназначение мебельных альянсов и как инвестировать в будущее, нарушая закон Парето и применяя революционные технологии.
Франко Бонин: свой успех мы делим  с партнерами

Франко и Луиза Бонин, владельцы и бессменные руководители компании VIBO, посетили в октябре с рабочим визитом офис компании АМЕТИСТ. В напряженном графике переговоров и встреч чета Бонин нашла время пообщаться с редактором и ответить на несколько вопросов.
Итальянская компания Vibo была основана в 1979 году. В настоящее время предприятие известно не только в Италии, но и за ее пределами как один из самых крупных в Европе производителей комплектующих высокого класса для кухонной мебели и шкафов-купе.
Дизайнер MOBILCLAN о России, Италии, красоте и бизнесе

Уже больше 20 лет Маурицио Фрецца одну половину своего времени проводит в Италии, а другую – в России. На родине он руководит предприятием, изготавливающим мебель на заказ, а у нас представляет несколько итальянских компаний. Сказать, что синьор Маурицио интересный собеседник – значит не сказать ничего.
Евгений Шаманский: «В бизнесе я делаю ставку на культурное качество!»

Мебельная фабрика «МООН» – это современная компания, оснащенная по последнему слову техники. Модельный ряд предприятия, постоянно обновляемый благодаря собственному конструкторскому бюро, помогает потребителю создать индивидуальное жилое пространство. Руководителем и создателем «МООН» является Евгений Владимирович Шаманский, талантливый предприниматель и обладатель уникального хобби, никак не связанного с мебельной отраслью.
«РОНИКОН»: качество и инновации

Владелец одного из крупнейших производств шкафов о развитии, кризисе и перспективах
Андрей Елизаров: « RIVAL – достойный конкурент, выдерживающий обязательства»

Фабрика Rival, основанная в 1996 году, входит в десятку крупнейших предприятий мебельного бизнеса и занимает одну из лидирующих позиций среди компаний полного цикла.
Александр Кузьмин: «Сознание определяет бытие!»

Генеральный директор компании PERRINO – сам себе гений, человек амбициозный и характерный. Эффективно управляя крупнейшей компанией по производству матрасов и товаров для сна, он доказывает себе и окружающим, что быть создателем успешного бизнеса в России значит масштабно мыслить, интуитивно чувствовать и быть готовым к мгновенным изменениям. «Чем хуже, тем лучше» – таков девиз предпринимателя, который не привык почивать на лаврах и использует любую возможность, чтобы вырасти над собой.
Олег Нумеров:  «Вместе мы можем больше!»

В 2017 году Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности отметит свое 20-летие. Эта добровольная, некоммерческая организация консолидирует усилия общества по преодолению кризисных явлений и проблем отрасли. Какие перемены происходят в мебельной сфере благодаря усилиям Ассоциации, узнали из беседы с ее генеральным директором Нумеровым Олегом Николаевичем. 


Корзина
0
0