Интернет-магазин:

8(499) 924-68-97

8(800) 600-10-76

(физические лица)
(звонок бесплатный)

Центральный офис:

8(495) 961-35-15

8(495) 787-54-90

(юридические лица, ИП)

 Оставить отзыв

Шоу-румы:

8(499) 406-05-27 м. Сокол

8(499) 406-05-22 м. Нагатинская

Сергей Гравчиков: «Есть просто вещи, а есть вещи со смыслом»

Сергей Гравчиков – ведущий дизайнер молодой российской компании UNIKA MØBLÄR. Миссия бренда – сделать дизайн доступным, а интерьер – креативным. Идеи осознанного потребления, возможность решать задачи доступными средствами, сочетание простоты и лаконичности – в основе концепции UNIKA MØBLÄR. Правда ли, что эстетика и функциональность неделимы, а предметы, которыми мы окружаем себя, формируют нашу реальность? Об этом и многом другом говорит Сергей Гравчиков, идейный вдохновитель компании со скандинавским акцентом.

– С чего всё начиналось? Расскажите об alma mater, профессиональной эволюции и о том, как пришли к предметному дизайну.

– Мое профессиональное становление началось в Екатеринбурге. На втором курсе Уральской государственной архитектурной академии я решил начать всё с нуля: переехать в другой город, сменить вуз. Поступил в Строгановку на факультет промышленного дизайна, доучился там до пятого курса, а потом, узнав о возможности поступить на магистратуру в Италии, еще один год учился в Милане. После возвращения получил красный диплом в Строгановке и организовал свою компанию, которая занималась дизайн-консалтингом в разных сферах. Предметы, над которыми мы работали, были очень разными. Начиная от наружного освещения на трассах, декоративного света и заканчивая промышленным оборудованием. Поэтому сначала я промышленный дизайнер и только потом – предметный.

– Компании UNIKA MØBLÄR три года. Сложно было начать заниматься мебелью?

– Постепенно проекты все чаще приводили меня к предметному дизайну. Как-то утром, сидя у реки после вечеринки, один из моих приятелей (будущий бизнес-партнер) задал мне вопрос: «Чем ты занимаешься?». Я ответил: «Предметным дизайном». На тот момент он решил радикально сменить область деятельности и заняться чем-то новым. Этот разговор случился в начале сентября 2016-го, а уже в декабре мы купили станок, сняли первое помещение на территории бывшего НИИ дальней радиосвязи на Преображенской площади и начали заниматься мебелью фактически с нуля. У нас было всего двое рабочих, мы были сильно ограничены в технологических и человеческих ресурсах. А в августе 2017-го пришло понимание, что нужно радикально всё менять. Мы приняли решение уволить всех сотрудников на производстве за один день. Это было эмоциональным поступком, но точка обнуления дала нам хороший толчок на будущее.

Команда UNIKA MØBLÄR

Команда UNIKA MØBLÄR. Интересы и зоны ответственности. Слева направо: Сергей Гравчиков – дизайн; Денис Коновалов – коммерческая деятельность, продажи, реклама и медиа. Основатель компании Алексей Стольников – стратегия и тренды. 

– Что было дальше?

– Именно тогда мы нашли потрясающего человека – первые руки, с которых всё началось –  Сергея Васильевича. Когда я ему показал чертежи, то не услышал, что это сложно, невозможно. Он говорил: «Да, здесь надо подумать, покопаться, но это реально». Благодаря ему и появился письменный стол Gio. Это был первый, достаточно сложный предмет, который мы смогли реализовать. В основном мы взаимодействуем с конечным потребителем через дизайнеров интерьера. Наш клиент требователен и очень внимателен, долго присматривается и когда узнает, что UNIKA MØBLÄR – это российский бренд, появляется особое внимание к деталям и к качеству. Поэтому даже с изнанки, наша мебель должна быть идеальной. Репутационно к  российским вещам есть справедливые претензии. Доказываем обратное, что мы умеем делать предметы на мировом уровне и даже лучше.

Комод Gio – первый предмет, который удалось реализовать.

Комод Gio – первый предмет, который удалось реализовать. 

– В основе философии бренда – скандинавский дизайн. Что вы вкладываете в это понятие?

– Для меня само определение «скандинавский дизайн» кажется плоским и неактуальным сегодня. Нужно понимать, что скрывается за формальным определением. У японцев и скандинавов много общего: традиции обращения с деревом и с предметами невероятно схожи по технике, обработке. Идея осознанного потребления и бережливого производства, эстетика решать задачи простыми средствами – элементы как скандинавского, так и японского дизайна. Существуя между Европой и Азией, визуально мы тяготеем к более сложным, декоративным вещам, но если под скандинавским дизайном понимать прежде всего разумность, целесообразность, тогда это точно совпадает с любой современной стилистикой.  В любом случае, говорить сейчас о каком-то доминирующем стиле или направлении – архаично. Есть искусствоведы, которые спустя какое-то время смогут определить, кто и на какую роль претендует. В дизайне меня  прельщает разумность и тонкая грань между функцией и формой. 

фото 3 консоль.jpg

Консоль. Московская квартира по проекту Катерины Лашмановой. На фото – консоль из мрамора, латуни и дерева, разработанная Сергеем Гравчиковым и реализованная компанией UNIKA MØBLÄR. 

– У дизайна ведь множество функций – эстетическая, функциональная, социальная, коммуникационная, etc. И нет единой точки зрения, какая из функций является самой значимой. И стоит ли вообще думать отдельно про эстетику и функциональность?

Как-то после одного из моих выступлений на выставке Batimat одна девушка задала мне вопрос: «И всё-таки, что важнее – эстетика или функция?». И у меня возник ответный вопрос: «А почему мы должны выбирать между эстетикой и функцией?». Есть же вещи потрясающе красивые, но неудобные. Стул, к примеру. Если мы говорим про вещь «исключительно посмотреть» – это арт-объект, предмет искусства. Если мы говорим про страшненькую вещь, за которую рублем проголосовал потребитель, дав ей право существовать на этом рынке, благодаря ее доступности, то это лишь плохо решенная «голая» функция. Но если мы говорим о дизайне, то это как раз эстетическое решение функциональной проблемы. Зачем идти на компромисс? Мы живем здесь и сейчас, и то, чем мы окружаем себя, формирует нашу реальность. Философия бренда UNIKA MØBLÄR заключается в том, чтобы сделать дизайнерские предметы, меняющие бытовую реальность, доступными.

На фото – диван Tynd – новая глава развития компании UNIKA MØBLÄR

На фото – диван Tynd – новая глава развития компании UNIKA MØBLÄR, которая теперь занимается и мягкой мебелью. Вдохновением для создания предмета послужили арочные проемы парижского метро.

– Какие планы по развитию компании? Какие цели ставите перед собой?

В текущем формате компания существует всего три года. Сейчас на нашем производстве заняты 25 человек, и мы продолжаем расти. К долгосрочной цели мы идем небольшими шагами. Глобально охватить всё и сразу невозможно. Когда я думаю о разумном целеполагании, на ум приходит реплика из книги Глеба Архангельского «Тайм-драйв». «Чтобы окончательно похоронить прекрасную идею, достаточно её глобализировать». Очень важно дробить цель на небольшие отрезки с четким таймингом. Если только смотреть вдаль и мечтать, ничего не выйдет. Важно соотносить: если расти только в одну сторону, оболочка порвется. Надо пропорционально расти, обрастая кожей. Когда я был в Ганновере на технологической выставке Ligna, где демонстрировались возможности индустрии 4.0, я понимал, что это качественно другой уровень и где-то –  реализуемая мечта. Просто шаг за шагом ты идешь от одного к другому. Важно, какой продукт ты хочешь делать. В UNIKA MØBLÄR мы идем всё-таки не от оборудования, а от продукта. С точки зрения бизнеса это может быть не самая правильная модель, но с точки зрения ориентированности на клиента и на результат, эта модель позволяет нам развиваться.

– Чтобы оптимизировать издержки и сделать дизайнерский продукт еще более доступным, можно ли использовать аналоговые материалы?

Использовать покраску вместо самой латуни – проще и удобнее, но мы так не делаем. У обладателя предмета из натуральных материалов возникают другие ощущения от его использования. Он существует не в фейковом мире, а в подлинной реальности. Ценность самого продукта возрастает в случае, если это дорогой природный материал. В России есть межсезонные перепады влажности, которые влияют на мебель из массива в чистом виде, поэтому мы обязательно комбинируем материалы, чтобы обеспечить длинный жизненный цикл продукта. Мы исходим из практичности, применяем настоящие материалы вместо имитаций. 

На фото – комод Tynd.

Сергей Гравчиков: «У обладателя предмета из натуральных материалов возникают другие ощущения от его использования. Он живет в подлинной реальности, а не в фейковом мире». На фото – комод Tynd.

– Бизнес и творчество – две вещи несовместные?  

– Когда мы начинали с партнерами, каждый занимался тем, что умеет делать лучше других.  Один занимался бизнесом, другой – продажами и финансами, я – творчеством и производством. В такой коллаборации ты можешь быстро двигаться вперед. А когда ты просто внештатный дизайнер, который извне сотрудничает с какой-то компанией, возможности взаимодействия сильно ограничены. К примеру, у нас работает Анастасия Кемлер, выпускница Строгановки, я курировал ее дипломный проект в течение года, и за это время она сильно выросла как профессионал. Поняла, как от картинки, идеи, образа ты приходишь к готовому продукту. Огромный пласт работы никто не считывает. Как сделать предмет с картинки предметом из жизни, а еще лучше – предметом из небольшой серии? Как не витать в облаках и не делать продукт ради продукта? У бизнеса есть четкие требования и есть экономика – первичный элемент бизнеса. Если эти условия не выполняются, то история про предметный дизайн превращается в какую-то бессмысленную игру и пустую трату денег.

– Вы фокусируетесь на бестселлерах?

– Нет, это распространенная ошибка в бизнесе. Если посмотреть на крупные автоконцерны, они делают рестайлинг и боятся ступить в сторону. Всё сработало, появляется страх не быть похожим на успешные предыдущие версии, который тебя сковывает. Нужно смотреть на вещи шире. Бизнес – это про риск, где необходимо немного хулиганить. Ты идешь в неизведанном направлении и каждый раз думаешь, принесет ли тебе это результат? Да или нет?

– Мы пятый год проводим ARTLIGA – независимый конкурс в области российского промышленного дизайна – и видим, что уровень работ участников заметно вырос. Эти изменения мы наблюдаем и в номинации Future – там, где представлены проекты студентов и молодых дизайнеров. По большей части это законченные, зрелые, готовые к серийному выпуску предметы, а не оторванные от жизни арт-объекты. Вы замечаете эти перемены?

– Я окончил МГХПУ им. Строганова в 2009 году, и я понимаю, что серьезные сдвиги в сфере образования произошли как раз за последние десять лет. Если раньше катастрофически не хватало реальной практики и стажировок в дизайн-студиях и на производствах, то теперь студенты и выпускники на защите диплома демонстрируют не просто идеи в области дизайна, а полноценные прототипы изделий. И это утверждение доказывают дипломные проекты выпускников Строгановки в 2019 году, когда им нужно было создать продукт для конкретного заказчика в рамках довольно жесткого ТЗ. Коллекция мебели Träd с использованием ротангового полотна, разработанная на тот момент студенткой МГХПА им. Строганова Анастасией Кемлер для компании UNIKA MØBLÄR, была успешно запущена в серию. На выставке Salone del Mobile Moscow 2019 можно было увидеть предметы с использованием ротангового полотна в экспозиции журнала AD. Разве это не качественный скачок?

Коллекция мебели и предметов интерьера Trad, разработанная Анастасией Кемлер для UNIKA MØBLÄR.

Коллекция мебели и предметов интерьера Trad, разработанная Анастасией Кемлер для UNIKA MØBLÄR.

– Российская и итальянская школа – в чем разница?   

– Когда я приехал учиться в Италию после Строгановки в 2008 году, было ощущение, что я попал в параллельную реальность. По базовым дисциплинам (рисунок и живопись) в Италии на дизайнерских факультетах всё плохо, итальянская школа перестала делать упор на эти направления и деградировала до таких состояний, что банальный скетчинг вызывает у многих студентов большие вопросы. В России, напротив, уделяется много времени этим дисциплинам, но есть провал с маркетингом. Как продать себя и свою идею? Современное поколение дизайнеров блестяще знают, как продать себя, как взаимодействовать с социумом через соцсети, у них всё отлично с самопиаром. Важно уметь расставить границы, отстаивать свою позицию вовне и правильно себя презентовать. Нас учили в детстве быть поскромнее, а скромность, как говорил Чаплин, – прямая дорога к безвестности. Где-то это мешает. Не нужно быть скромнее, наоборот, нужно рассказывать про это.

– Как вы позиционируете премиальную линейку Kopmann  внутри ассортиментной матрицы UNIKA MØBLÄR?

Две концепции – два подхода. UNIKA MØBLÄR – это больше про средний и чуть ниже среднего сегмент, а Kopmann – это high-класс. Они разные по стоимости и по материалам. Стулья из коллекции Hans бренда UNIKA MØBLÄR, к примеру, сделаны полностью из влагостойкой березовой фанеры, сиденье шпонировано дубом, варианты покрытий разнообразны. Материалы стабильны, а изделия из них – долговечны.  Именно по этой причине наша мебель пользуется популярностью в сегменте HoReCa. У нас даже был проект с сетью японских ресторанов в Дубай и во Франции.  Комод Gio премиальной линейки Kopmann – это другой подход, отражение философии осознанного потребления. Предмет должен вам служить столько, сколько будет произрастать сам ресурс. Условно говоря, если мы говорим об американском орехе, который используется в производстве комода Gio, тогда этот предмет должен вам прослужить более 50 лет. Этот комод – наша визитная карточка. Здесь, как мне кажется, удалось гармонично совместить дух шестидесятых и пластику художественного языка самого Джо Понти, в честь которого и названа эта коллекция.

Барные стулья Hans – за стойкой Highbarmoscow.

Барные стулья Hans – за стойкой Highbarmoscow.

– На российском мебельном рынке есть, наверное, более значительные проблемы, чем отсутствие четкого взаимодействия между дизайнерами и конкретными бизнесами?

– Да, и это исполнение авторского права. Крупные производители, не стесняясь, копируют западные образцы. Российский мебельный рынок остается «диким», несмотря на позитивные изменения. Даже у крупных российских производителей нет понимания ценности идеи. Какая разница? «Я же это делаю, и у меня есть возможность делать это дешевле, чем за рубежом», – думают они. И нет осознания, что это «дешевле» складывается из того, что им не пришлось потратить ни сил, ни средств, ни времени на разработку.

Если брать промышленный дизайн в целом, мы сами погубили эту индустрию в 90-е, а теперь пытаемся наверстать. Как ты ни старайся, есть процессы, которые обязаны занять определенное время. Очень мало профессионалов в области деревообработки, столярного дела. Ты сталкиваешься с пьянством, разгильдяйством и безответственностью.

– Какие люди работают на производстве UNIKA MØBLÄR? Есть ли обязательные компетенции, которым должен соответствовать персонал?

– Мы отбираем людей, у которых а) горят глаза б) они верят в то, что делают в) им не всё равно. Мы растем и одновременно с этим остро сталкиваемся с кадровым голодом. Был момент, когда учиться в ПТУ стало унизительным, а быть студентом  профессионального училища – и вовсе скатиться в лузеры. Все стали менеджерами, юристами и экономистами и бросились врассыпную. Человек прекрасен в любой деятельности и только благодаря труду он реализуется. Благодаря чемпионату World Skills мы постепенно возвращаем былой престиж профессий в мебельном производстве, понимаем, что это важно и нужно. Только половина нашего персонала – молодежь. Остальные – старшее поколение, которое учит команду своим наработанным навыкам и делится многолетним опытом. Сейчас сложилась прекрасная команда. Все люди по своей внутренней организации – интеллигентные, позитивно воспринимающие реальность. Решая сложные и интересные задачи, мы развиваемся.

– Насколько важны опыты с прикладной частью, чтобы предмет получился ровно таким, каким вы его задумали?

– Один из моих преподавателей говорил: «Чаще выключайте в себе позицию господа бога. Когда проектируете, вы часто смотрите на предмет откуда-то сверху, а есть две ключевые точки: визуальная линия горизонта среднего человека ростом 176 см и из положения сидя – 110 – 120 см».  Когда у тебя нет большого опыта с прикладной частью, многие вещи трудно почувствовать и понять. Проверяйте, как они выглядит сверху, снизу, с пола. Это те нюансы, которые можно почувствовать только вживую. Например, мы вносили определенные корректировки в работе над комодом из коллекции Tynd. При взгляде на него отрыв корпуса от ножек и от крышки составлял равное расстояние –  6 мм, хотя в реальности казалось, что расстояние снизу меньше. Это оптический обман за счет перспективного сокращения, поэтому, увеличив расстояние снизу всего на 1мм,  удалось достичь визуального баланса в восприятии предмета, и таких примеров очень много.

Комод Kylie – восхищение прекрасной половиной человечества в лице балерины Kylie Shea

Комод Kylie – восхищение прекрасной половиной человечества в лице балерины Kylie Shea

– У вас есть конкуренты?

– У  нас нет конкурентов, а есть коллеги. Энтузиасты, которые готовы развивать в стране промышленный дизайн, которых воспринимаешь как друзей, делишься опытом, общаешься. Это ценно, потому что у кого еще спросить? У нас одни проблемы и задачи, только решения разные. Сейчас появляется очень много маленьких штучных компаний, которые пытаются делать самостоятельно всё. Сам придумал – сам произвел – сам продвинул – сам продал. Ремесленнический подход. Но я очень этому рад, потому что изменения в российском промышленном дизайне происходят, пусть и не так быстро, как хотелось бы. Но уже сейчас наши ребята с успехом заявляют о себе не только в России, но и за рубежом. 

Сергей Гравчиков: «Живем здесь и сейчас, и те предметы, которыми мы окружаем себя, формируют нашу реальность». На фото – стул Trad.

Сергей Гравчиков: «Живем здесь и сейчас, и те предметы, которыми мы окружаем себя, формируют нашу реальность». На фото – стул Trad. 

Интервью подготовила Екатерина Агафонова

ametist-store.ru

Барбара Буссе: «Поколение Z: сделаем это по-быстрому!»
10.01.2020

Чего хотят постмиллениалы? Куда уходят бренды? Зачем думать об устойчивом развитии, текстильных трендах и работать для своих клиентов 24/7 в бесперебойном режиме? Кто убил традиционный маркетинг и насколько драматично влияние цифровых аборигенов на мебельный рынок?
Майкл Анастассиадес: «Инстинкт больше знания»
20.12.2019

Дизайнером 2020 года, по версии Maison&Objet, стал Майкл Анастассиадес, британский дизайнер кипрского происхождения.
Маурицио Буррато: «Дайте мне что-то другое!»
05.12.2019

Как поменялся обычный потребитель за последние несколько лет? Зачем предлагать что-то большее, чем просто продукт? Почему там, где эксперт видит различие, новичок видит одно только сходство?
Вячеслав Тепляков: «Интернет-торговля: рост вместо падения»
10.10.2019

По оценкам аналитиков, объем российского рынка интернет-торговли в 2019 году достиг 1,7 трлн рублей. Это один из самых стабильно и быстро растущих сегментов, игнорирующий стагнацию или даже падение других традиционных каналов.
Елена Строганова: «В тренде – все оттенки саванны»
23.09.2019

Мебельный сезон – в самом разгаре. Какие цвета и фактуры набирают популярность, а какие покидают модную авансцену? Как сочетать между собой трендовые оттенки?
Андрей Холодов: «Умная мебель должна быть доступной!»
05.09.2019

Гаджетизация всё сильнее охватывает нашу жизнь, и мебельная отрасль не исключение. Какие устройства сегодня монтируют в мебель?
Лариса Леванович: Пространство для развития
23.07.2019

Генеральный директор компании «Аметист» Лариса Леванович убеждена, что огромные резервы для роста и обновления бизнеса скрыты в корпоративной культуре, проверенных практикой управленческих технологиях и... чтении хороших книг.
Андрей Андреев: «Сила компании – в людях!»

Компания Andrea более двадцати лет занимается производством диванов, которые выделяются на фоне привычных моделей российского масс-маркета. Современным дизайн, модульное исполнение, персонализированная функциональность соответствуют текущей технологичности и индивидуальным запросам покупателей.
Как мебельный бизнес менялся в 2018 году и чего ждать от 2019 года?

В течение всего 2018 года усиливалась тенденция омниканальности, развитие взаимодействия онлайн и оффлайн, как пример – повышение мобильного трафика на сайты и снижение органического трафика в магазинах.
Юрий Титов: «Я вижу кухни глазами потребителей!»

Генеральный директор компании «Кухонный двор» превратил производство кухонь в искусство. Профессиональная история в деталях – в интервью с Юрием Титовым, который считает, что в основе личного и делового успеха – постоянное движение, смелость в принятии решений и уверенность в своих силах и в завтрашнем дне.
Елена Хотовицкая: «Я не могу сидеть и ждать!»

В 2018 году фабрике «Добрый стиль» исполняется четверть века. В 2013 году компания, которая была лидером российского мебельного рынка, переживает «клиническую смерть». Мало кто верил, что новым владельцам удастся спасти фабрику. Однако, жизнь «Доброго стиля», начавшаяся после краха, оказалась насыщенной и успешной.
Геннадий Залескин: «Всегда будет то, что можно улучшить!»

Мебельная фабрика O’Prime – динамично развивающаяся компания, которая входит в пятерку лучших производителей мягкой мебели в России. Цифры, которые о многом говорят: 11 лет работы на рынке, 141 фирменный магазин и 11 салонов на стадии открытия. Ежегодно компания выпускает 11 000 диванов. Жители восьмидесяти девяти регионов России и стран ближнего зарубежья используют эксклюзивную мебель O'Prime.  Мы встретились с генеральным директором перспективной компании, чтобы поговорить о факторах успеха и ближайших планах на будущее.
Вера Журавлева

Осень – время активной подготовки к главной для отечественных мебельщиков выставке, открывающей новый деловой сезон и подводящей итоги интенсивной работы в течение года. «Мебель» на Красной Пресне – исключительное мероприятие для всех профессионалов мебельного бизнеса, которое нельзя пропустить.
Давид Минасянц

Накануне 25-летия АМЕТИСТ и 15-летия VIA FERRATA успешный предприниматель, первопроходец российского бизнеса, говорит об основных вехах деятельности группы компаний и о направлениях развития в ближайшей перспективе. А также о том, почему серьезный бизнес и серые схемы – вещи несовместные, в чем главное предназначение мебельных альянсов и как инвестировать в будущее, нарушая закон Парето и применяя революционные технологии.
Франко Бонин: свой успех мы делим  с партнерами

Франко и Луиза Бонин, владельцы и бессменные руководители компании VIBO, посетили в октябре с рабочим визитом офис компании АМЕТИСТ. В напряженном графике переговоров и встреч чета Бонин нашла время пообщаться с редактором и ответить на несколько вопросов.
Итальянская компания Vibo была основана в 1979 году. В настоящее время предприятие известно не только в Италии, но и за ее пределами как один из самых крупных в Европе производителей комплектующих высокого класса для кухонной мебели и шкафов-купе.
Дизайнер MOBILCLAN о России, Италии, красоте и бизнесе

Уже больше 20 лет Маурицио Фрецца одну половину своего времени проводит в Италии, а другую – в России. На родине он руководит предприятием, изготавливающим мебель на заказ, а у нас представляет несколько итальянских компаний. Сказать, что синьор Маурицио интересный собеседник – значит не сказать ничего.
Евгений Шаманский: «В бизнесе я делаю ставку на культурное качество!»

Мебельная фабрика «МООН» – это современная компания, оснащенная по последнему слову техники. Модельный ряд предприятия, постоянно обновляемый благодаря собственному конструкторскому бюро, помогает потребителю создать индивидуальное жилое пространство. Руководителем и создателем «МООН» является Евгений Владимирович Шаманский, талантливый предприниматель и обладатель уникального хобби, никак не связанного с мебельной отраслью.
«РОНИКОН»: качество и инновации

Владелец одного из крупнейших производств шкафов о развитии, кризисе и перспективах
Андрей Елизаров: « RIVAL – достойный конкурент, выдерживающий обязательства»

Фабрика Rival, основанная в 1996 году, входит в десятку крупнейших предприятий мебельного бизнеса и занимает одну из лидирующих позиций среди компаний полного цикла.
Александр Кузьмин: «Сознание определяет бытие!»

Генеральный директор компании PERRINO – сам себе гений, человек амбициозный и характерный. Эффективно управляя крупнейшей компанией по производству матрасов и товаров для сна, он доказывает себе и окружающим, что быть создателем успешного бизнеса в России значит масштабно мыслить, интуитивно чувствовать и быть готовым к мгновенным изменениям. «Чем хуже, тем лучше» – таков девиз предпринимателя, который не привык почивать на лаврах и использует любую возможность, чтобы вырасти над собой.

Новости 1 - 20 из 21
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец
Корзина
0
0