Интернет-магазин:

8(499) 924-68-97

8(800) 600-10-76

(физические лица)
(звонок бесплатный)

Центральный офис:

8(495) 961-35-15

8(495) 787-54-90

(юридические лица, ИП)

 Оставить отзыв

Шоу-румы:

8(499) 406-05-27 м. Сокол

8(499) 406-05-22 м. Нагатинская

Барбара Буссе: «Поколение Z: сделаем это по-быстрому!»

Чего хотят постмиллениалы? Куда уходят бренды? Зачем думать об устойчивом развитии, текстильных трендах и работать для своих клиентов 24/7 в бесперебойном режиме? Кто убил традиционный маркетинг и насколько драматично влияние цифровых аборигенов на мебельный рынок? Об этом и многом другом говорит Барбара Буссе, генеральный директор аналитического агентства Future+You.

– В ходе своих исследований вы изучали поколение Z и молодых миллениалов. Что это за поколение? Чего они хотят, где чувствуют себя своими и как видят дом и обстановку в нем? Эти ожидания отличаются от ожиданий их предшественников?

– До конца 2020 года поколение Z станет самой большой группой потребителей в мире. В Европе и США их будет около 40%. Иными словами, компании, которые не научатся с ними коммуницировать, уйдут с рынка.

Наряду с молодыми миллениалами, они являются первыми цифровыми аборигенами. Они выросли с круглосуточным доступом в Интернет и воспринимает использование вездесущих цифровых медиа и инструментов как нечто совершенно естественное и интуитивно доступное, для них границы между реальным и виртуальным миром размыты.

Это поколение почти готово начать обустраивать свои дома, что делает их особенно привлекательными для ритейлеров. Они вырастают из своих подростковых спален в свои собственные дома и жизни. И их жизнь будет очень отличаться от того, как мы ходим по магазинам и живем сегодня. Они придают большое значение индивидуальности, удобному заказу и очень, очень коротким срокам доставки. Никто из них не хочет ждать диван шесть недель. И они очень чувствительны к определенным проблемам.

– Проблемам устойчивого развития? Barbara-Busse_Order_m24_full_m36_1025.jpg

– Да, это поколение мыслит иначе. Они непосредственно сталкиваются с последствиями изменения климата, их образ жизни сбалансирован и направлен на сохранение природных ресурсов. Одновременно с этим они не хотят обходиться без вещей, ожидая, что производители возьмут на себя ответственность за экологию. Устойчивое развитие – это просто стандартная практика для них, как и соблюдение правил охраны труда и техники безопасности. Любая компания, которая не хочет двигаться в этом направлении, будет отвергнута постмиллениалами.

– Совместное потребление сейчас в тренде, стремительно развиваются услуги коллективного использования вещей. Поколению кочевников, которое свободно перемещается по свету, живет в коливингах, работает в коворкингах и активно пользуется каршерингом, нужна мебель в аренду?

– Поколение Z думает сначала о себе, затем об окружающей среде и только потом обо всем остальном. Они не хотят делиться. Поэтому им вряд ли интересна аренда мебели.

– Значит, они эгоистичны? Здесь скрывается противоречие. Получается, что поколение Z требует устойчивости, но его модели потребления не являются устойчивыми?

– Да, они всецело эгоистичны. Думая, что производители возьмут проблему устойчивого развития на себя, они с легкостью откажутся от персональной ответственности. Они просто потребляют и ожидают, что это никому не повредит.

– Тренды – это новые покупательские смыслы? Поколение Z следит за модными тенденциями?

– Есть новая, очень ярко выраженная тенденция осознания. Благодаря Instagram и Pinterest, а также миру, ориентированному на имидж в целом, поколение Z гораздо более ориентировано на тенденции, чем мы сегодня. Прекрасно зная актуальные цвета, они хотят видеть мебель и предметы интерьера в модных оттенках. Постмиллениалы быстрее замечают, когда отделка и меблировка перестают быть актуальными. В этом случае они с легкостью поменяют один предмет на другой. Оборачиваемость товаров вырастет. Модульные конструкции и отдельные детали мебели, которые можно будет заменить через какое-то время, точно понравятся молодым покупателям.

– Будут ли важны бренды при принятии решения о покупке? И правда ли, что бренды из других сегментов пользуются большим доверием, чем устоявшиеся мебельные бренды?

– Для молодого поколения лояльность к бренду является большой проблемой. Многие из них затрудняются заключить контракт с операторами мобильной связи на год или два, не говоря об остальном. Еще недавно типичными потребительскими ожиданиями от брендов были доверие, комфорт и устойчивость. Сегодня это инновации, осознанность и устойчивость. Любая компания, которая предлагает потребителям инновации и осознанность, является брендом одного момента. Но лояльность и удержание клиентов – дело прошлого. Опыт становится важнее маркетинговых легенд, которые создают бренды. Сам бренд должен работать только в данный момент, здесь и сейчас, в короткий промежуток времени.

Раньше было 80% лояльности к государственным органам и компаниям. Сейчас этот показатель снизился до 20%. Пропорции поменялись местами, особенно в отношении крупных компаний. Молодые люди поддерживают других молодых людей. Сложилась своего рода равноправная экономика. Небольшие стартапы могут быстро прийти к большому успеху, основываясь на идее, что любой может быть звездой, любой может стать героем. Молодые предприниматели могут стать знатоками маркетинга гораздо быстрее. Аутсайдеры поощряются, а крупным компаниям, напротив, становится всё сложнее бороться за покупателей.

– Усиливается тенденция к продаже самодельных продуктов и перепродаже продуктов через систему PayPal, стабильно растет цепочка создания стоимости таких продуктов. Это параллельный мир? Повлияют ли такие вещи, как виртуальная валюта, биржи и новые распределительные платформы, на рынок мебели? Barbara-Busse_Tylko_m24_full_m36_1025.jpg

Да, эти технологии позволяют хранить информацию, что создаёт новые информационные и платежные потоки. Сейчас многие люди легко продают предметы ручной работы через Pay Pal. Молодое поколение хочет покупать, чтобы перепродать. В культуре цифрового производства, где я могу создавать свою собственную мебель и использовать различные платежные каналы, которые не имеют ничего общего с банками, я могу внезапно создать новую цепочку добавленной стоимости, которая не может контролироваться отдельными поставщиками или производителями мебели. Это создает своего рода сеть, которая больше не связана с известными производителями.

Быстро развивается цифровое производство, сами производственные линии становятся всё более гибкими. В Лос-Анджелесе, к примеру, есть производитель тканей, который может создавать новый дизайн каждые 30 см, потому что весь процесс управляется компьютером. Их бизнес-модель основана на том, что им больше не нужно ткать материю, состоящую из 2 км красного цвета и 3 км синего цвета. Будущее за производствами, которые смогут работать по индивидуальным запросам.

– Переход к массовой эксклюзивности?

– Ключевой тенденцией здесь является премиумизация. Это когда кто-то делает что-то очень особенное и делает это особенно хорошо, так что это привлекательно и для других. Еще одна тенденция – искусственное создание ограниченного доступа, привлечение внимания к покупке лимитированной серии. Продукт продается очень быстро, потому что сообщество знает, что оно будет доступно только в течение очень короткого времени. Термин для этой тенденции – «Страх упустить», или FOMO в сокращении. Если я знаю, что предмет является одним из семи, и мой единственный шанс купить его – сделать покупку прямо сейчас, то легко потерять контроль над собой. Они покупают молниеносно. Упустить такую возможность – худшее, что может случиться с такими людьми.

– Времена, когда люди владели мебелью на протяжении 20 лет, остались в прошлом?

– Вероятно, те, кто будет пользоваться любимым диваном на протяжении долгого времени, останутся, но их будет немного. В основном, спрос будут диктовать те покупатели мебели, которые будут открыты для новых идей и решений. В будущем мы будем играть определенную роль в разработке нашей собственной мебели. Одним из примеров этого является Tylko, производитель стеллажей с приложением, которое позволяет клиентам настраивать полку в свою комнату с помощью функции AR. К этому добавляется сотворчество – участие в совместном создании чего-то, что добавляет радости и гордости. Это очень важно для поколения Z. Среди старших миллениалов тоже есть очень творческие люди, но именно поколение Z и молодые миллениалы действительно видят сотворчество обязательным элементом покупки.

– А что будет с премиальным сегментом?

– На рынке роскоши я работаю много лет, поэтому знаю изнутри процессы, которые происходят в таких компаниях. Статус человека больше не является материальным статусом. Статус – это события, опыт, доверие к социальным сетям. Что я могу показать своим последователям? Кто я такой, чего я достиг? Я называю это «Мгновенное WOW». Это социальная группа, которая считает настоящий момент величайшим благом. Геймеры платят до 2000 евро только для того, чтобы они могли играть с кем-то, чтобы достичь последовательности, которую они никогда не достигнут самостоятельно. Поэтому молодые люди тратят довольно много денег на очень недолговечный опыт.

– Традиционные компании с устоявшейся, консервативной маркетинговой стратегией уйдут?

– Я думаю, что они должны быть осторожны, чтобы не реагировать на изменения слишком поздно. В какой-то момент продажи начнут падать. Тогда вы можете утешить себя мыслью, что у вас есть много довольных клиентов, а это значит, что путь, пройденный до сих пор, не может быть настолько неправильным. Но они не должны забывать продавать мебель молодым людям, которые покупают по-другому. Они интересуются AR и VR – дополненной и виртуальной реальностью. Прямо сейчас инновации в этих областях открывают новые горизонты с сумасшедшей скоростью. Например, Magic Leap – это производитель, который производит очень легкие очки, которые проецируются непосредственно на сетчатку. Мы сможем очень легко испытать AR и VR. И мы будем использовать это для покупок. Каждый, кто попробовал его (к сожалению, это все еще небольшое число на данный момент), может увидеть, насколько это просто. Если у меня есть возможность взглянуть на продукт, например, предмет мебели, в VR, я это сделаю. Приложение IKEA Place – это новый стандарт для этого. Но есть, конечно, много других производителей, которые считают, что, поскольку они являются традиционной компанией, которая не имеет ничего общего с новыми технологиями, им не нужно и начинать эту перестройку. Это самое большое заблуждение. В конце концов, они обслуживают клиентов, а не самих себя, а клиенты меняются очень быстро.

– Но ведь пока нельзя вживую прикоснуться к мебели в любом из таких приложений, а значит, офлайн-площадки всё еще нужны? w950-16x9.jpg

– Совсем скоро можно будет испытать сенсорные ощущения, почувствовать кожей обивку дивана, проверить комфортность посадки. Это нужно молодым людям. Испытав подобные ощущения при онлайн-покупке, они будут проделывать это снова и снова.

– Первым шагом в изменении способа покупки был переход от магазина к компьютеру. Теперь мы заказываем через мобильные приложения, находясь вне дома. Что будет дальше?

– Следующим шагом будет разговорная (повествовательная) коммерция, которая снова изменит опыт покупок. Это создаст спонтанные возможности для покупки, когда мы просто говорим о продуктах: заказать образцы ткани или мебель можно будет с помощью устной команды. Представьте себе: мы сидим с друзьями дома на новом диване и обсуждаем интерьер. «Это выглядит интересно, где ты это взял? Мне это нравится, мне бы тоже хотелось!». И тогда я спрашиваю: «Такой диван доступен в синем цвете?». В этот момент мой виртуальный помощник говорит: «Да, это так, срок доставки – одна неделя». Тогда я говорю: «Хорошо, пожалуйста, купите». Все делается голосом, и вам больше не понадобится реклама на автобусной остановке, потому что мы будем говорить о продуктах, чтобы заказать их. Разговор становится отправной точкой продажи. Если в будущем клиенты не смогут заказать в компании любой товар с помощью голоса, она перестанет существовать.

– Зайдет ли это так далеко, что в какой-то момент исчезнут магазины, где можно посмотреть, потрогать и купить мебель?

– Магазины не исчезнут, но они изменятся. Например, есть концепция expo-store. Это магазины, которые показывают только самое лучшее и самое удивительное. Или ТОП-10 самых «крутых» вещей: собрание лучших сочинений на тему мебели. Самые «крутые» стулья, шкафы, лампы. И если эти предметы мебели соответствуют моим ожиданиям, образуют мир, в котором я живу, то я поеду в этот магазин, чтобы посмотреть и купить стол, кресло или аксессуары. Но я точно не пойду в какой-нибудь большой мебельный магазин, чтобы посидеть на десяти диванах.

– То есть здесь есть два направления развития?

– Именно так. С одной стороны, компании должны адаптироваться к различным ситуациям и больше привлекать людей, которые смогут стать новыми точками продаж. Но есть и другая крайность: если я хочу посмотреть на мебель сам, в «реальной» жизни, мне нужно что-то предложить. Что-то должно произойти в момент, когда я нахожусь в магазине и думаю – купить или нет? Может быть, пока я буду сидеть на конкретном диване, рядом будут звучать стихи, музыка. Я куплю или запомню, вернусь и куплю. Развлечение и приобретение становятся единым действием. По магазинам нужно ходить так просто, чтобы вовсе этого не замечать, или покупать и развлекаться одновременно. Честно говоря, я не знаю никого, кто любит ходить куда-то в субботу, смотреть на 20 диванов, а затем сравнивать цены и сроки доставки. Магазины должны стать концептуальными, яркими, творческими площадками. Покупки в будущем станут другими. Покупать должно быть весело – это главное!

Майкл Анастассиадес: «Инстинкт больше знания»
20.12.2019

Дизайнером 2020 года, по версии Maison&Objet, стал Майкл Анастассиадес, британский дизайнер кипрского происхождения.
Сергей Гравчиков: «Есть просто вещи, а есть вещи со смыслом»
12.12.2019

Сергей Гравчиков – ведущий дизайнер молодой российской компании UNIKA MØBLÄR. Миссия бренда – сделать дизайн доступным, а интерьер – креативным.
Маурицио Буррато: «Дайте мне что-то другое!»
05.12.2019

Как поменялся обычный потребитель за последние несколько лет? Зачем предлагать что-то большее, чем просто продукт? Почему там, где эксперт видит различие, новичок видит одно только сходство?
Вячеслав Тепляков: «Интернет-торговля: рост вместо падения»
10.10.2019

По оценкам аналитиков, объем российского рынка интернет-торговли в 2019 году достиг 1,7 трлн рублей. Это один из самых стабильно и быстро растущих сегментов, игнорирующий стагнацию или даже падение других традиционных каналов.
Елена Строганова: «В тренде – все оттенки саванны»
23.09.2019

Мебельный сезон – в самом разгаре. Какие цвета и фактуры набирают популярность, а какие покидают модную авансцену? Как сочетать между собой трендовые оттенки?
Андрей Холодов: «Умная мебель должна быть доступной!»
05.09.2019

Гаджетизация всё сильнее охватывает нашу жизнь, и мебельная отрасль не исключение. Какие устройства сегодня монтируют в мебель?
Лариса Леванович: Пространство для развития
23.07.2019

Генеральный директор компании «Аметист» Лариса Леванович убеждена, что огромные резервы для роста и обновления бизнеса скрыты в корпоративной культуре, проверенных практикой управленческих технологиях и... чтении хороших книг.
Андрей Андреев: «Сила компании – в людях!»

Компания Andrea более двадцати лет занимается производством диванов, которые выделяются на фоне привычных моделей российского масс-маркета. Современным дизайн, модульное исполнение, персонализированная функциональность соответствуют текущей технологичности и индивидуальным запросам покупателей.
Как мебельный бизнес менялся в 2018 году и чего ждать от 2019 года?

В течение всего 2018 года усиливалась тенденция омниканальности, развитие взаимодействия онлайн и оффлайн, как пример – повышение мобильного трафика на сайты и снижение органического трафика в магазинах.
Юрий Титов: «Я вижу кухни глазами потребителей!»

Генеральный директор компании «Кухонный двор» превратил производство кухонь в искусство. Профессиональная история в деталях – в интервью с Юрием Титовым, который считает, что в основе личного и делового успеха – постоянное движение, смелость в принятии решений и уверенность в своих силах и в завтрашнем дне.
Елена Хотовицкая: «Я не могу сидеть и ждать!»

В 2018 году фабрике «Добрый стиль» исполняется четверть века. В 2013 году компания, которая была лидером российского мебельного рынка, переживает «клиническую смерть». Мало кто верил, что новым владельцам удастся спасти фабрику. Однако, жизнь «Доброго стиля», начавшаяся после краха, оказалась насыщенной и успешной.
Геннадий Залескин: «Всегда будет то, что можно улучшить!»

Мебельная фабрика O’Prime – динамично развивающаяся компания, которая входит в пятерку лучших производителей мягкой мебели в России. Цифры, которые о многом говорят: 11 лет работы на рынке, 141 фирменный магазин и 11 салонов на стадии открытия. Ежегодно компания выпускает 11 000 диванов. Жители восьмидесяти девяти регионов России и стран ближнего зарубежья используют эксклюзивную мебель O'Prime.  Мы встретились с генеральным директором перспективной компании, чтобы поговорить о факторах успеха и ближайших планах на будущее.
Вера Журавлева

Осень – время активной подготовки к главной для отечественных мебельщиков выставке, открывающей новый деловой сезон и подводящей итоги интенсивной работы в течение года. «Мебель» на Красной Пресне – исключительное мероприятие для всех профессионалов мебельного бизнеса, которое нельзя пропустить.
Давид Минасянц

Накануне 25-летия АМЕТИСТ и 15-летия VIA FERRATA успешный предприниматель, первопроходец российского бизнеса, говорит об основных вехах деятельности группы компаний и о направлениях развития в ближайшей перспективе. А также о том, почему серьезный бизнес и серые схемы – вещи несовместные, в чем главное предназначение мебельных альянсов и как инвестировать в будущее, нарушая закон Парето и применяя революционные технологии.
Франко Бонин: свой успех мы делим  с партнерами

Франко и Луиза Бонин, владельцы и бессменные руководители компании VIBO, посетили в октябре с рабочим визитом офис компании АМЕТИСТ. В напряженном графике переговоров и встреч чета Бонин нашла время пообщаться с редактором и ответить на несколько вопросов.
Итальянская компания Vibo была основана в 1979 году. В настоящее время предприятие известно не только в Италии, но и за ее пределами как один из самых крупных в Европе производителей комплектующих высокого класса для кухонной мебели и шкафов-купе.
Дизайнер MOBILCLAN о России, Италии, красоте и бизнесе

Уже больше 20 лет Маурицио Фрецца одну половину своего времени проводит в Италии, а другую – в России. На родине он руководит предприятием, изготавливающим мебель на заказ, а у нас представляет несколько итальянских компаний. Сказать, что синьор Маурицио интересный собеседник – значит не сказать ничего.
Евгений Шаманский: «В бизнесе я делаю ставку на культурное качество!»

Мебельная фабрика «МООН» – это современная компания, оснащенная по последнему слову техники. Модельный ряд предприятия, постоянно обновляемый благодаря собственному конструкторскому бюро, помогает потребителю создать индивидуальное жилое пространство. Руководителем и создателем «МООН» является Евгений Владимирович Шаманский, талантливый предприниматель и обладатель уникального хобби, никак не связанного с мебельной отраслью.
«РОНИКОН»: качество и инновации

Владелец одного из крупнейших производств шкафов о развитии, кризисе и перспективах
Андрей Елизаров: « RIVAL – достойный конкурент, выдерживающий обязательства»

Фабрика Rival, основанная в 1996 году, входит в десятку крупнейших предприятий мебельного бизнеса и занимает одну из лидирующих позиций среди компаний полного цикла.
Александр Кузьмин: «Сознание определяет бытие!»

Генеральный директор компании PERRINO – сам себе гений, человек амбициозный и характерный. Эффективно управляя крупнейшей компанией по производству матрасов и товаров для сна, он доказывает себе и окружающим, что быть создателем успешного бизнеса в России значит масштабно мыслить, интуитивно чувствовать и быть готовым к мгновенным изменениям. «Чем хуже, тем лучше» – таков девиз предпринимателя, который не привык почивать на лаврах и использует любую возможность, чтобы вырасти над собой.

Новости 1 - 20 из 21
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец
Корзина
0
0